Стивен Сигал

Опубликовано: 13.08.2012 | Категория: Знаменитости

Великий тибетский переводчик Лочен Дхармашри, солнце учения, родился в семнадцатом веке и жизнь вел скромную, переводил с санскрита; писал наставления, потом умер, чтобы явиться на свет уже в виде Юдры Ньингпо, тибетского ученого, создавшего много трактатов и, в свою очередь, переродившегося после смерти в Кьюнгдрака Дордже, основателя тибетского монастыря. Но тут, видимо, какой-то подшипник истерся в вечном колесе сансары: дрогнув, оно провернулось вкривь с ужасающим скрежетом и в следующем перерождении тибетская душа воплотилась в Стивена Сигала, звезду голливудских боевиков класса «Б».Стивен Сигал

О том, что у Сигала такой солидный список предыдущих перерождений, журналистам сообщил сам актер. В привычной тональности, как бы нехотя, упиваясь душевным аскетизмом: — Существуют люди, которые сказали мне, что я — воплощенный лама, или тулку. Об этом сказал мой учитель, Его Святость Пенор Ринпоче. Один презренный журнал обвинил меня в том, что я подкупил Пенора Ринпоче и всех других более высоких лам за предоставление этого признания. Но о том же говорили двадцать лет назад люди, которые знали меня в дхарме намного раньше, чем Пенор Ринпоче. Каждый раз, когда меня спрашивают, действительно ли я перевоплощенный лама, я отвечаю, что не считаю очень важным, кем я был в прошлых жизнях. Я думаю, что важно, кем я являюсь в этой жизни. И из всего, что я делаю, важным будет лишь то, смогу ли я облегчить страдания других, если служу Будде и человечеству, смогу ли я привить духовное семя в сердцах народа.

— И все же, какого именно ламу признал в вас мистер Ринпоче?
— Он узнал во мне Кьюнгдрака Дордже, который был перевоплощением переводчика Юдры Ньингпо. Согласно жизнеописанию Джамгона Конгтрула, Юдра Ньингпо был учеником великого переводчика Бероцаны и являлся великим ученым и совершенным мастером медитации. Многие из его перевоплощений типа Минлинга, переводчика Лочена Дхармапгри, способствовали развитию буддизма, и вот он снова воплотился, как и множество других лам.

Почему журналисты исправно записывают эту ахинею? Да потому что она звучит самым правдивым фактом в том нагромождении мифов, легенд и небылиц, которые составляют биографию Стивена Сигала. Мастер наводить тень на плетень, он говорит о себе много и туманно, не смущаясь противоречий.

Непростой человек даже зачат якобы был непросто — в Шанхае, где его папа, резидент американской разведки, шоркался с женой под видом миссионеров еще со времен Второй мировой. Но затем к власти в Китае пришли коммунисты, чета бежала в Тайвань, оттуда — в родимые Штаты, чтобы выпустить наконец на свет божий сына, участвовавшего в побеге в утробе матери.

Отчего же тогда папа Стивена работал в небольшом калифорнийском городишке Фуллертон простым школьным учителем математики, а мама — приемщицей в регистратуре поликлиники? — изумляются журналисты. Понятно — отчего: конспирация, У китайских коммунистов длинные руки. Но, заметьте, это не Сигал говорил прессе. Это пресса сама догадалась под прищуром его раскосых глаз.

Бывших шпионов не бывает — вот и Стивена с пеленок готовили к жизни под прикрытием. Вместо соски — становление правильного японского произношения (почему — японского? Да какая разница, там все рядом). Вместо погремушки -уроки восточной философии. Вместо игры в кубики — первые приемы восточных единоборств. В итоге Стивен еще в коляске стал непревзойденным мастером уличных драк. Зачем тогда Сигалова мама, божий одуванчик, в интервью журналу People сказала, что мальчонка рос слабеньким? Так мама просто перепутала его с другими своими детьми, сестрами Стивена.

На самом деле в куче вранья, воспевающем героическое детство актера, имеется только один установленный факт: в 15 лет Стивен отправился тренироваться в спортивный клуб соседнего округа Орандж, где японский эмигрант Киеси Исисаки преподавал айкидо. Оказалось, все в Сигале — и в душе, и в теле — буквально заточено под это единоборство, где сила противника превращается в его слабость.

Стивен быстро рос как боец, стал лучшим учеником Исисаки, участвовал с тренером на показательных выступлениях и фестивалях в калифорнийской «Японской деревне». Но потом понял, что ему в этих рамках — узко и тесно. Требовались новые горизонты — требовалось ехать в Японию.

Возникает вопрос: на какие шиши семнадцатилетний парнишка, сын школьного учителя, смог отправиться за океан? И ведь еще надо было найти деньги на обучение в Японии. Хо-хо, а ЦРУ — на что?! Забыли намеки — разведка США с памперсов возлагала на Сигала большие надежды. «Служили ли вы в ЦРУ?» — дежурный вопрос, с которого пресса начинает все интервью со Стивеном. На что получает неизменный дежурный ответ: «Думаю, вы не найдете ни одного человека в агентстве, который признается, что работает в ЦРУ В любом случае я был идеальным кандидатом для вербовки».

Второй достоверно установленный факт — в Японии Сигал повышал квалификацию в токийском Всемирном центре айкидо «Айкикай».
Стивен Сигал
Но он Стивену не нравится своей прозаичностью. Нет, все было намного таинственней, намного кинематографичней! «Я нашел потрясающего мастера дзэн-кэндзюцу, но он жил в монастыре, и чтобы заниматься у него, надо было стать там монахом. Чтобы в Японии стать монахом, необходимо подать письменное прошение, написанное по всей форме, каллиграфически, служителю у ворот и ждать. Меня даже не удостоили ответом. На следующий день я снова пришел с прошением. Через день снова… Так продолжалось ровно год. На 366-й день служитель вынес мне ответ, в котором говорилось, что, к сожалению, людских мест у них нет, но есть свободная собачья конура. На что я попросил кисточку и незамедлительно написал: «Я умею лаять и ползать на четвереньках». Только тогда меня пригласили внутрь».

Опровергнуть этот пафосный, словно из китайских боевиков слизанный рассказ, невозможно. Задавать приземленные бытовые вопросы типа — а на какие средства ты год околачивал груши, подпирая стены монастыря? — у журналистов язык не поворачивается. Известное дело -мастера восточных единоборств способны сладко спать на булыжниках, да и с пищеварением всегда могут договориться.

Что касается сухих фактов, то они таковы: свой первый дан Сигал получил не от монаха и не сидя в собачьей будке — а от Кончи Тохея, одного из учеников Морихея Уэсибы, в 1974 году, в цивилизованных условиях токийской академии «Айкикай». Несколько лет упорной работы — и он доходит до пятого дана. Когда тут было мыкаться 365 дней у монастыря? В этот период у Сигала имелось занятие поинтересней: он охмурял Мияко Фудзитани, дочь директора учебного центра айкидо в Осаке.

Женские журналы утверждают, что их любовь протекала под сенью цветущей сакуры. Мужские — что в койке. Но при обоих раскладах расчет был верным: луноликая нежная Мияко (черный пояс по айкидо) забеременела, упала в ноги отцу — и тот был вынужден благословить брак дочки с чужестранцем. Закономерно последовало приглашение стать главным инструктором в принадлежавшем тестю Тэнсин Бугэй Гакуэн — школе традиционных искусств «Небесная душа». Там звания Сигал срывал еще стремительней: вот он уже обладатель шестого дана, вот -седьмого и зовется почтительно «сихан».

В мифотворческой биографии Сигала говорится, что он так любил подраться, что специально уходил по вечерам шляться по самым опасным районам города в поисках потасовок. Так и представляется сводка криминальных происшествий: «Вчера вечером в кафе «У веселого якудзы» С. Сигал, 1951 года рождения, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произвел восемь атэми и четыре екогэри в голову М. Никамури и был доставлен в полицейский участок для уточнения обстоятельств происшедшего».

Это же самое мифотворчество повествует, что многие японские прославленные бойцы и владельцы залов, взбешенные появлением чужака в их сфере, периодически являлись к стенам Тенсин додзе и орали: «Эй, Стивен, выходи, биться будем!», но при появлении двухметрового Сигала дрожали, плакали и убегали.

Согласимся, что именно это — а вовсе не покровительство тестя-японца, привело к тому, что зал под управлением американского сихана процветал. В семье тоже все было прекрасно; нежная Мияко исправно рожала в ночь то сына, то дочь. И совершенно непонятно, почему в самом начале восьмидесятых Сигал собрал вещички и свалил из Японии, бросив семью.
Злым языкам — непонятно. А вот фанатам Сигала, равно как всем сторонникам теории заговоров, ясно: агент заматерел и был призван на службу ЦРУ — долги возвращать. Сигал, кстати, эту теорию умело подогревает: «Знаете, как я пришел к тибетскому буддизму? Однажды мне довелось общаться с группой лам из Тибета. Они были очень больны. Поскольку я уже достиг кое-каких успехов в иглоукалывании, меня попросили присмотреть за парой из них, хотя я не умел говорить на тибетском. Но мы смогли общаться. Я немного изучил тибетский, и мы стали близкими друзьями. Затем меня втянуло в кое-какие дела, которыми сейчас я бы не стал гордиться. Тогда кхампы все еще сражались с китайцами и ЦРУ им помогало. А поскольку тибетцев подвергали жестоким репрессиям, я хотел тоже поучаствовать в этой борьбе. Правда, мое вмешательство было минимальным…»

Послеяпонский период Сигала протекал под грифом абсолютной секретности. Поэтому перед тем, как читать дальше, подпишитесь о неразглашении — вот здесь и еще здесь. Ну а теперь слушайте: Сигал был отправлен в Центральную Америку для тайных миссий в поддержку президентов Сальвадора, Гватемалы и Гондураса,
лояльных США. Ну а в 1984 году он по личному заданию американского президента стал телохранителем диктатора Панамы Мануэля Норьеги. Прочитали? Все — вам запрещен выезд за границу на ближайшие десять лет.

На самом деле никаких доказательств этих миссий, внесенных во все биографии Сигала, нет. А установленные факты таковы: в 1982 году режиссер Джон Франкенхаймер взялся за съемки американо-японского пафосного боевика «Вызов» — о том, как бывший боксер был нанят таинственным японцем для транспортировки в Японию древнего меча. Но съемки пришлось приостановить: умер Ешио Сегино, постановщик боевых трюков. Кто-то посоветовал Сигала — вот почему Стивен поспешно собрался и отбыл в Голливуд.

Сразу после «Вызова» ему предложили новую работу: тренировать Шона Коннери для очередной серии бондианы. Сигал согласился, перестарался и в ходе урока сломал Бонду запястье.

Понимая, что на этих разовых халтурах много денег не срубишь, он вернулся к проверенному источнику заработка: открыл в Голливуде американский филиал осакской Школы традиционных искусств «Небесная душа». Кроме преподавания айкидо и кунг-фу там делали восточный массаж и лечили иглоукалыванием. Голливудские невротики записывались в очередь к экзотическому гиганту с узкими глазами и волосами, стянутыми в длинный хвост. Среди клиентов Сигала были и кинозвезды, и закулисные воротилы шоу-бизнеса. Дело пошло так хорошо, что вскоре он вызвал из Японии на подмогу несколько инструкторов.

Кстати, его жена, дети и тесть с тещей в Японии не подозревали, что Сигал уже вычеркнул их из своего настоящего, — и радовались продвижению семейного бизнеса на Западе. Считалось, что едва Стивен все наладит — как воссоединение состоится.

Но однажды американские таблоиды взахлеб поведали, что глава модного голливудского восточного центра, регулярно демонстрирующий свои боевые навыки в различных телевизионных шоу, женился на актрисе, красотке итальянке Адриенн Ларуссе. Это перепечатали японские газеты, ревниво следившие за карьерой Сигала (в Японии он был очень известен). Разгневанная Мияко подала на супруга в суд за двоеженство. Разразился скандал. Брак Сигала и Ларуссы был аннулирован, оскорбленная Адриенн хлопнула дверью.

Сигал воспринял это с самурайским спокойствием — и закру тил роман с эффектной британской фотомоделью Келли Леброк, осевшей в Голливуде. Ее портреты украшали все гламурные журналы, на ее вилле затевались бесконечные вечеринки для голливудского бомонда. Там Сигал познакомился с Майклом Овитцем — главой влиятельного актерского агентства САА (Creative Artists Agency). Легенда гласит, что у Овитца сильно болела голова, а Сигал ее починил в несколько лечебных тычков. В благодарность Овитц свел его с президентом Warner Brosers и даже оплатил пробы, чтобы тот убедился в киногеничности Сигала на пленке.

Это и было то, что в Голливуде называют шансом — Сигала дали в подмогу режиссеру Эндрю Дэвису и предложили написать сценарную заявку, которая убедила бы студию. Ну, парочка и выдала свежак: экс-агент ЦРУ Нико Тоскани, изучавший единоборства в Японии и выполнявший секретную миссию во Вьетнаме, ныне служит в полиции Чикаго, однако прошлое настигает героя в сердце Америки. Много стрельбы, драк и погонь — типичный сюжет для боевика класса «Б», столь востребованного в конце восьмидесятых. Студия приняла его к производству, рассчитывая на два момента. Первый — виртуозное владение боевыми искусствами Стивена Сигала. Второй момент — в рекламе упиралось на то, что фильм абсолютно биографичен и пересказывает судьбу исполнителя главной роли.

Фильм «Над законом» (в европейском прокате «Нико») сняли за семь миллионов долларов, а прибыли получили — девятнадцать. Главный герой ходил с деревянной рожей и подавал деревянные реплики — но кого это волновало. Зато как он нес добро в мир, ломая шеи и складывая из трупов поленницы!

Так было положено начало фильмам -настолько однотипным, что в российском видеопрокате на кассетах просто писали: «Нико 2», «Нико 3», «Нико 4» (хотя это были не продолжения, а другие боевики с другими героями). Настолько однотипным, что шутники предлагали писать в аннотациях: «Краткое содержание фильма: в главной роли Стивен Сигал». После чего зритель стопроцентно понимал, чего ждать. «Плохие парни захватывают линкор/поезд/нефтяную вышку/детский сад/собачью будку и начинают грозить экстерминатусом всему человечеству в лице Пиндостана. После этого из кухни/ туалета/черной дыры вылезает Сигал, который со свойственной ему широтой эмоционального уклада максимально жестоко насаждает демократию и человеколюбие», — так описывают этот шаблон на сайте lurkmore.ru.

А зрители хлебали эту мутоту с удовольствием, полными ложками. В итоге каждые 10 миллионов долларов затрат оборачивались уже 30 миллионами прибыли. Сейчас это трудно представить, но в 1991 году Стивен Сигал считался одной из самых многообещающих звезд Голливуда, а его фильмы свергали с почетных мест в кассовых рейтингах такие ленты, как «Привидение», «Танцы с волками» и «Молчание ягнят».

В 1986 году Леброк забеременела. Сигал сразу же оформил развод с японской женой и женился на британке. К сыну и дочери, оставшимся в Японии, постепенно прибавилось еще трое детей.

Интерес к звезде боевиков был огромным — к Сигал давал пространные интервью, где на тонну словес не было и крупицы мысли: «Я больше всего благодарен своим учителям за то, что они разрешили мне иметь немного знания и мудрости, которая теперь хранит меня своим дыханием. Я благодарен за возможность нести счастье и радость людям, которую я имею благодаря кино. За возможности, которые я смогу иметь в будущем, чтобы принести людям надежду и помочь найти Путь».

Еще он любил порассуждать о любви. «Боевые искусства — это любовь, это предоставление всем живым существам жизни без борьбы и убийства. Любовь — это Бог всего, ничто не может существовать без любви, а айкидо есть реализация этой любви, воплощение идеи в жизнь».

Свое понимание любви кроткий буддист воплощал в кино и в жизни: на экране калечил и убивал придуманных героев, а дома — лупил жену. Из-за этого Келли на людях появлялась в черных очках, скрывая фингалы, и была вынуждена отказаться от ряда выгодных контрактов с фотосессиями: ушибы и ссадины уже не замазывались. Сигал требовал, чтобы она вела себя как японская жена: сидела дома и воспитывала детей.

При этом сам он в развлечениях и подругах себе не отказывал — чем старше становился, тем более юных любовниц предпочитал. И однажды Келли с ужасом выяснила, что от ее мужа беременна няня их троих детей, Арисса Вольф. Более того, Сигал совратил няню еще пять лет назад, когда ей было всего 16 лет.

Снова был скандальный бракоразводный процесс, в ходе которого няня родила Сигалу шестого ребенка, дочь Саванну.
Стивен Сигал
Расхождения слова с делом продолжались. «Когда я был в Японии, люди пытались обожествить меня. Это причина, по которой я уехал, потому что обожествление — смертельная западня», -разглагольствовал Сигал. И — под бурные аплодисменты увековечивал отпечаток своей божественной пятки на голливудской аллее звезд.

В конце девяностых интерес к его фильмам поутих. И сразу резко возрос интерес Сигала к буддизму. Он начал активные паломничества по индийским монастырям. В одном из них — монастыре Намдролинг, достопочтенный лама Пенор Ринпоче, глава старейшей школы тибетского буддизма, признал Сигала реинкарнацией знаменитого тибетского учителя Чордена Дорджи. Но якобы с условием -Сигал должен перестать сниматься в фильмах, где присутствует насилие и смерть.

Любопытно, что сам Сигал о таком условии нигде не упоминает. Легенда возникла с легкой руки итальянца Джулиуса Нассо, шустрого продюсера Стивена. Они работали рука об руку с начала девяностых, дружили семьями, жили в Нью-Йорке по соседству и даже на официальные мероприятия являлись только вместе и всегда оба в черном.
А потом поссорились.
И только тогда выяснилось, что с каждого фильма Сигала шли отчисления в пользу американской коза ностры. Что итальянская мафия через Джулиуса Нассо вымогает у Сигала деньги. А бесстрашный самурай чувствует себя беспомощным и незащищенным.

О том, что Нассо связан с криминалом, Сигалу стало известно еще при первых своих шагах в Голливуде, в далеком 1993 году. Тогда свежеиспеченный компаньон повез его в Европу «на поиски инвесторов» и там познакомил с верхушкой сицилийской мафии. Встреча прошла не лучшим образом — Сигал повел себя высокомерно, за что схлопотал пощечину от дона (подробное™ всплывут во время судебного разбирательства 2002 года).

Это не помешало Сигалу работать с Нассо все последующие годы. Позже он утверждал, что не знал, что для Нассо профессия кинопродюсера не была основной. Джулиус и его брат Винсент являлись видными гангстерами в клане семейства Гамбино. Формально Нассо, кроме кино-продюсерства, занимался еще и другим легальным бизнесом — международными морскими перевозками фармацевтической продукции. Однако главным бизнесом братьев Нассо был рэкет. Вместе с другими гангстерами из нью-йоркских мафиозных семейств Гамбино и Дженовезе они пытались взять под контроль Международную ассоциацию портовых грузчиков и заставить ее платить дань коза ностре.

Также Сигал отрицал, что был в курсе, когда Нассо отстегивал от каждого фильма с его участием проценты в бюджет мафии.

И тут — та самая ссора в конце девяностых. Она случилась, когда Стивен воспылал любовью к Тибету, начал жертвовать «на дело свободы» солидные суммы и разорвал контракты на участие в четырех картинах «экшн». В 2001 году, вконец офигев от такой наглости, Нассо затащил Сигала в ресторан в Бруклине. Там их ждали еще два представителя семейства Гамбино, Чикконе и Кассарино. В задней комнате ресторана они потребовали от Сигала 700 тысяч долларов — компенсацию за отказ сниматься. Ведь мафия на эти деньги рассчитывала! ФБР, по своим причинам уже вовсю висевшее у клана на хвосте, позже записало разговор Чикконе и Кассарино, ще они смеялись над Сигалом, струхнувшим так быстро.

Едва оказавшись дома, Сигал вызвал адвоката и разорвал с Нассо все коммерческие отношения. И тут началось! Неизвестные люди звонили ему, присылали факсы с требованием выплатить бывшему продюсеру уже полтора миллиона долларов; по 150 тысяч за каждый снятый вместе с ним фильм. Кроме того, они заявили, что и за каждый новый фильм Сигал будет отдавать Нассо такую же сумму. Этот кошмар продолжался полтора года. Бандиты околачивались у домов Сигала в Нью-Йорке и Калифорнии, угрожали его убить и даже демонстративно явились на голливудскую премьеру фильма «Сквозные ранения» с участием Сигала.

Но в 2002 году были разом арестованы 17 членов банды Гамбино, и в рамках этого дела задержали Нассо. Только тогда Сигал публично поведал, в атмосфере какого страха пришлось ему жить последние годы. В свою очередь Нассо даже на суде продолжал утверждать, что Сигал ему должен. По версии Нассо, буддисты, и особенно некий коварный монах Мукара, зарясь на богатство актера, замутили ему мозги и убедили, что, играя в фильмах со сценами насилия, он портит себе карму и ставит под угрозу свою «счастливую реинкарнацию».

В доказательство Нассо представил суду копии чеков на многие тысячи долларов, которые Сигал выписывал буддистам: «Это они, а не я, потрошили его чемоданы, заставляя его покупать им драгоценности, лечебные снадобья, провидческие орудия и прочую буддистскую чертовщину». А адвокат Нассо пошел еще дальше и заявил, что это Сигал, а не его клиент занимался вымогательством. Пытаясь использовать противоречия внутри коза ностры, Сигал якобы хотел натравить семейство Дженовезе на семейство Гамбино. Вот почему актер несколько раз наведывался в тюрьму штата Нью-Йорк в Рэвее, где общался с одним из главарей семейства Дженовезе «капо» Анджело Приско.

Но суд контакты Сигала с капо оставил без внимания. Зато факт вымогательства денег (в целом 3 миллиона долларов) счел доказанным. Это стало только одним эпизодом громкого дела против мафии — преступная группировка была обезглавлена, 17 человек упрятали за решетку всерьез и надолго. Правда, Нассо удалось выйти на свободу и уйти в тень.

Что касается Сигала, то на него эта история подействовала интересно. Актер перестал трястись за чистоту кармы и снова начал сниматься в боевиках. «Ни жив, ни мертв», «Во имя мести», «Охота на зверя», «Король клетки» — надо ли рассказывать сюжет, когда налицо такие говорящие названия.

В третьем тысячелетии довольно быстро стало ясно, что былой славы — уже не будет. Восточные единоборства давно утеряли ореол таинственности, зрители были перекормлены боевиками с мордобоем и хотели чего-то нового. Поэтому фильмы, в которых снимался Сигал, даже не выходили на киноэкраны — сразу уходили в видеопрокат. Сигал панически боялся выйти в тираж и судорожно хватался за новые сценарии. Если в зените славы он позволял себе сниматься один-два раза в год, то теперь буквально выстреливал целой обоймой низкобюджетных лент (по четыре-пять картин в год).
Стивен Сигал
И — пиарил себя всеми другими способами. Когда в Новом Орлеане случилось наводнение, он ринулся туда и работал вместе с другими спасателями. И все бы замечательно, да только потом Сигал упоминал об этом подвиге в каждом интервью.

Он окончил полицейскую академию в Калифорнии, чтобы работать помощником шерифа в Луизиане. И все бы отлично, да только сделано это исключительно ради реалити-шоу «Стивен Сигал — страж закона».

С этим шоу он кочует по разным штатам Америки: после Луизианы последовала Аризона, затем Техас. А следом кочуют иски от пострадавших. Работа помощника шерифа не так зрелищна, как хотелось бы, вот Сигал и пытается снабдить ее спецэффектами. Так, например, в одном из эпизодов программы требовалось обыскать дом Хесуса Льоверу, подозреваемого в незаконной организации петушиных боев. У стражей порядка был ордер на обыск. Казалось бы, действия понятны: постучи в дверь, вручи ордер и обыскивай. Но разве это сцена для реалити-шоу?

Сигал повел на штурм дома сводные силы: отряд полицейских и группу спецназа. Дом был закидан шумовыми гранатами и дымовыми шашками. Затем вперед ринулись коммандос. Когда дым рассеялся, обнажились результаты спецоперации: мертвая собака в будке и сто застреленных петухов.

Иски поступают не только от жертв полицейского произвола Сигала. Есть жалобы и на сексуальные домогательства. Так, в 2009 году 23-летняя фотомодель Кайден Нгуен подала в суд Лос-Анджелеса гражданский иск, утверждая, что актер нанял ее на работу в качестве секретаря, однако впоследствии пытался вынудить стать его «секс-игрушкой». Место работы было в Новом Орлеане, где находился один из многочисленных домов Сигала.

Нгуен доставили туда на его персональном самолете. Сигал просветил девушку, что в ее обязанностях — делать ему эротический массаж, и запретил покидать дом. По словам Нгуен, в доме имелись еще две русские секс-рабыни, призванные ублажать хозяина в любое время дня и ночи. Бросив вещи, Нгуен все же бежала, причем Сигал гнался за ней, держа в руках «пистолет с прикрепленным к нему фонариком».

Разумеется, Сигал все отрицал и выдвинул свое обвинение: жадная Нгуен хочет по-легкому срубить денег, В это можно было бы поверить, кабы не еще два аналогичных иска. Внучка знаменитого слепого певца Рэя Чарльза, Блэр Робинсон, познакомившаяся с актером в 2004 году на похоронах дедушки, рассказала, что Сигал пригласил ее личной помощницей, однако уже в первый рабочий день затребовал эротический массаж. Имя третьей истицы в прессу не просочилось.

Но Сигалу все обвинения нипочем: он выпускает диски с блюзами собственного сочинения и исполнения. Пишет письмо президенту Путину с предложением вместе поддержать проект, посвященный продлению человеческой жизни, а в перспективе и бессмертию. И ездит в Калмыкию, где признан почетным гражданином республики. Там Стивену Сигалу в Элисте уже подарили квартиру.

Кстати, в самый разгар сексуальных обвинений — в сентябре 2009 года — у него родился очередной сын. От кого именно, разобраться трудно. Газеты сообщили, что ребенка родила та самая няня, Арисса Вольф. Однако позже, в ходе очередного реалити-шоу, Стивен вдруг предъявил зрителям новую жену, монгольскую танцовщицу Эрдэнэтуе Бацук, и их общего сына по имени Кунзанг.

Предъявил — и отправился патрулировать мексиканскую границу. Оставив открытым вопрос: так кто вы сегодня, мистер Сигал? Впрочем, в одном старом интервью закоренелый буддист уже дал на него ответ:

«Люди называют меня по-разному. Я отвечаю на любое обращение. Когда я захожу в комнату к одним людям, одни видят собаку, другие люди видят корову. Я все из того, что они видят, — это их восприятие. Я полагаю, что природа Будды находится во всех нас, даже в собаке, валяющейся в грязи. Эта собака для меня — Будда. Люди могут называть меня как угодно — я буду соответствовать этому».