Танцы и пение – очень важные факторы в актерском мастерстве

Опубликовано: 20.02.2015 | Категория: Дизайн/Креатив

20215_2

Часто зритель не подозревает, что те или другие движения куклы, особенно танцевальные, — это результат очень слаженной и ритмичной работы нескольких актёров. Маус с сантиметром в руках обмеряет пришедших наниматься актёров.

Он делает это с привычной профессиональной ловкостью, как портной, снимающий мерку с заказчика. Всё это Е. Сперанский проделывает с помощником. Это делают для достижения максимальной комфортности, а, следовательно, выдачи феерического результата в ходе игры спектакля, чтобы зритель, который решили купить билет в театр Москвы остались довольны. Такое совместное выполнение сценической задачи требует актёрской ловкости и во многом зависит от чувства формы и чувства ритма каждого из актёров. Всё это особенно проявляется в музыкальных и танцевальных номерах.

В репертуаре театра, вероятно, нет спектакля, где бы актёрам не приходилось петь, танцевать или действовать под музыку. В «Необыкновенном концерте» шесть пар актёрских рук и столько же ног действуют в едином танцевальном ритме, управляя двумя куклами, которые проделывают сложные пластические и ритмические движения в «танго». Кукла точно и ловко танцует, если актёр ритмичен, если он чувствует танцевальные движения. «Молдаванеску» в «Любит… не любит…» удавались только тогда, когда актёры сами «в полноги» или хотя бы про себя, ритмично проделывали все движения. Точно так же абсолютно одинаково и точно движутся две актрисы, танцующие с куклами «чечётку» в «Необыкновенном концерте». Только ритмичный актёр, хорошо чувствующий форму и жест, может ловко и выразительно управлять дирижёром хоровой капеллы в «Необыкновенном концерте».

Из всего, что было сказано, следует сделать ещё один вывод: актёру-кукольнику в создании образа многое подсказывает чувство формы, чувство ритма, особенно это заметно зрителям, которые выполнили заказ билетов в театр. Мы знаем, как ярко это проявляется в актёрской и режиссёрской работе С. Самодура и особенно в постановке танцевальных номеров, хотя он и не является балетмейстером. Итак, передавая образ, актёр-кукольник сам в какой-то мере перевоплощается и передаёт свои чувства и намерения кукле так же, как и музыкант инструменту, на котором он играет. Но музыканту недостаточно купить здесь инструмент и даже абсолютно правильно сыграть то, что написано в нотах, чтобы его исполнение было одухотворённым. Так же и актёру нельзя рассчитывать на то, чтобы кукла в его руках была живой и трепетной, если она механически проделывает те или иные, хотя бы и правильные, движения и жесты. Фадинар — Е. Сперанский и Адам — 3. Гердт в «Божественной комедии» действуют по-разному, это разные характеры, но в том и другом случае происходит нечто удивительное — кукла становится живой в руках актёра.